Часть вторая – Стационар

Часть1– Предыстория.30 неделя беременности

21 января, среда

В 8 я была уже в больнице. Убедить заведующую стационара в том, что не нужно меня смотреть на кресле, мне не удалось. Вот уж эти врачи, видимо у них по отношению к коллегам тоже действует принцип «доверяй, но проверяй».

Меня определили в палату с кроватью у двери. А какие в патологии кровати, ну просто сказка, великолепные сетки при соприкосновении с человеческим телом мало того что принимают его форму, так еще и опускают тебя до земли. После сна на такой кровати чувствуешь себя как в мультике «то лапы ломит, то хвост отваливается».


Назначили мне сдать анализы: кровь с пальца и с вены и анализ мочи. Притом, что с этого дня и еще полторы недели я ходила исключительно на баночки. Думала, что с унитазом больше не увижусь никогда. Также назначили капельницы. И 4 раза в сутки замерять давление.

Белок в моче был 1,5. Давление все время скакало, то 166 на 110, то 140 на 90.

Вечером так хотелось сбежать домой, но все-таки решила остаться.

22 января, четверг

С утра я обнаружила, что теперь я еще и отекаю. Притом отекли у меня веки. Гестоз второй половины беременности развивался очень стремительно.

Полдня я пролежала под капельницами. Потом меня направили на КТГ и к терапевту. Терапевт сказала, что у нее ко мне претензий нет. Поинтересовалась, были ли у меня когда-нибудь проблемы с почками и выписала мне таблетки от давления.

Потихоньку в сердце закрадывалось какое-то странное ощущение, но я не придавала значения. Строила планы, ведь у любимой тети и дяди день рождение в феврале, нужно обязательно съездить. Ой, а сколько всего купить еще надо. Ведь я работала, и времени на покупки у меня не было. Поэтому,  февраль я решила посвятить покупкам приданного для малыша.  Да и самой нужно собраться в роддом. Старалась не думать о том, где и почему я нахожусь, развлекая себя планами на будущее и воспоминаниями о прекрасном периоде планирования беременности.

23 января, пятница

Утром мое отражение в зеркале меня совсем не порадовало. Я так стойко держалась, переносила все капельницы и всю эту больничную обстановку. Но сегодня впервые я перестала улыбаться, как будто у меня нет сил, было ощущение какой-то пустоты  и одиночества.

Еще и сыночек, который всегда радовал меня своими пиночками и кувырками, стал совсем тихим и практически не ворочался. Я поняла, что сейчас плохо не только мне, но и ему. Ведь мама и малыш очень связаны друг с другом.Мне сделали КТГ, которое подтвердило мое предположение – сыночку не комфортно.

В обед, когда мне влили невероятное количество лекарств и, казалось бы, на сегодня мои мучения должны закончиться, меня позвала заведующая. Белок в моче -2,5. Вид у нее был обеспокоенный, она посадила меня напротив себя и произнесла: «Ирочка, ты должна понимать, что до 40 недели ты не доходишь и рожать будешь раньше. Поэтому мы должны перестраховаться и раскрыть малышу легкие…» Ноги стали ватными, к горлу подкатил ком. Слезы потекли по моим щекам, заведующая попросила меня поплакать сейчас и чтоб больше она моих слез не видела, потому что от моих переживаний малышу будет только хуже. В листе назначений добавилось еще несколько лекарств, а так же уколы которые нужно делать через каждые 6 часов. Поэтому мой план сегодня сбежать на ночь домой явно провалился.

В палате девчонки начали меня подбадривать, что все будет хорошо. Ведь до 36 недели точно продержат, а родить на 36 неделе – это в принципе нормально. Я приободрилась, ведь как же можно расстраиваться, если я точно знаю, что все будет хорошо!

Вечером мне сделали последний на сегодня укол, на часах было 23:00. Я легла на кровать обняла свой животик и мысленно разговаривала со своим сыночком. Я рассказала ему, как мы с папой его любим и что все будет хорошо, нужно просто потерпеть. Ведь я и не догадывалась, что мне готовит завтрашний день…

часть третья – еду в роддом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.